Корреспондент Александр Мешков дает объявление в Интернете о том, что он сдаст квартиру девушке за секс. Сначала ему настойчиво звонят гомосеки. Но Александр с негодованием отказывает им. Дирижерка Даша с Урала во время романтичного ужина в пивной убеждает его взять на квартиру именно ее.

Раз – мало, пять раз – много

Следующая встреча была назначена тут же, в пельменной, через час. Я не утруждал себя разнообразием меню, и поставил себе еще пару пива. Очередная претендентка на место на моем одре была юна, стройна – словом, чудо как хороша и, видимо, осознавала это, поскольку вела себя дерзко и вызывающе. Прикид у нее был панковский: замысловато изорванные портки и полмайки с лицом Кайли Миноуг. Челка косая, боковые пряди мелированы в сине-зеленые тона. Глаза ярко раскрашены. В ушах и в пупке с десяток металлических колец. Дух вольтерьянства так и пер из нее. Я недоумевал: какой соблазн привел ее в лоно порока?

- Я пиво не пью. Оно воняет, и от него толстеют! – брезгливо отказалась Катя от предложенного мною «жидкого хлеба». – А пельмени едят только лохи и чурки.

После краткого собеседования я выяснил причину ее гастрономического национал-шовинизма. Катя была москвичка. Жила с мамой в однушке, но та на старости лет завела себе узбекского «жиголо». Теперь они на пару кряхтят по ночам, спать не дают. Да еще этот гад к ней пытался приставать. Работала Катя менеджером торгового зала, но сейчас временно не работает, живет у подруг, а со мной собирается начать новую самостоятельную жизнь, полную целесообразности и добродетели.

- Я по матери – немец и бескомпромиссный поклонник чистоты, – инструктировал я. – Квартиру надо будет пылесосить каждое утро. Гулять с собакой два раза в день. Ходить в магазины за продуктами. Стирать белье. Вытрясать ковры. Два.

- Ну ладно, разберемся… – недовольно засопела Катя, прикуривая новую сигарету от сигареты. – А что хоть за собака?

- Ротвейлер. Зовут Фокс. Да, и еще… Секс мне необходим четыре-пять раз в день!

- Да ты гонишь! – с сомнением посмотрела она на меня. – Ты это… Дуба не дашь с пяти раз?

- Два раза утром и три вечером. У меня строгий режим, – продолжал я. – Врачи рекомендовали. Последствие хронического гиперкатексиса.

- А что это? – растерялась Катя.

- Это постоянная, прогрессирующая потребность в сексе. Если вовремя не совокупиться, начинаются жуткие боли в паху…

- О, не… Пять раз! Каждый день! Не… Извините…

Она торопливо ушла. Странно, подумал я, другая бы возрадовалась…

Дитя тундры

На следующий день я встречался с сорокалетней кассиршей из Боровичей, ноздреватой худенькой дамой.

- А можно с ребенком? – спросила она меня робко после короткой преамбулы. – Он спокойный мальчик. Семь лет.

- Нет, – мягко отказал я, – если бы девочка… Что же вы сразу-то не сказали?

- Да вы его и не заметите… У вас же три комнаты!..

- Вы тогда уж до кучи и маму с собой прихватите…

Я отказал кассирше (впрочем, как и остальным). Звонки после этого прекратились, и я уже хотел сворачивать свой квартирный бизнес, но однажды вечером вдруг снова звонок. Звали ее Люда. Говорила она с чудовищным акцентом, но это не отвратило меня. Мы встретились в полдень на том же месте. Разливательница пива уже смотрела на меня, шалого, ветреного повесу, с нескрываемым интересом. Люда, прекрасная эвенкийка, словно пришедшая с Земли Санникова (а на самом деле из далекого селения Тутончаны, что на Нижней Тунгуске), была экзотическим раритетом в этой пестрой коллекции. Она смотрела на меня через узкие щелки глаз – с надеждой и восторгом, которого недоставало остальным претенденткам. Объявление нашла с помощью своей подруги, которая второй год живет и работает в Москве в доме у богатого старикашки-сластолюбца, любителя экзотики, который на всю старческую катушку использует ее первозданные природные прелести.

- Танцевать умеешь? – спросил я первым делом.

- Что? – испугалась она, узкие глаза ее при этом на секунду стали круглыми.

- Я – танцор по профессии. Мне нужен постоянный партнер по танцам. Как боксеру мальчик для битья.

- Ну, я так, танцевала в школе… Давно. Пять лет назад.

- Плохо, – огорчился я. – Ну ладно. Шаманизмом хотя бы занимаешься? Пошаманить надо мной надо. Геморрой излечить.

- Нет! Не умею.

- Хорошо. Значит, условия таковы. Спать с тобой будем по очереди. Я и мой брат.

- Брат? – ужаснулась она.

- Он еще красивее меня! – сказал я скромно.

Когда через пару минут до нее дошел гнусный смысл моего предложения, она посмотрела на меня взглядом председателя реввоентрибунала.

- Нет! Брат, не буду.

Я мысленно поаплодировал этой северной красавице. Ага! Все-таки есть, ЕСТЬ еще нравственность в нашей глубинке. Только я так подумал, как мобильник вновь заверещал.

- Это Катя! – раздался в трубке знакомый юный голос. – Александр! Я согласна на пять! Только, слышите, пять раз, но не больше!